Этого мужчину называют «Отец Вьетнама»…

Однажды в двери дома постучала девушка, совсем ребенок. Она тоже пришла поговорить, как остальные. С той разницей, что аборта пока не делала – лишь собиралась. Ву была на четвертом месяце беременности. Она не знала, что делать: если родители узнают, а это произойдет совсем скоро, они выгонят ее из дома.

На аборт решиться она тоже не могла. Уже приехала в больницу, но там оказалось слишком страшно. Убежала из-под двери кабинета. Сидела, ревела, и тут какая-то незнакомая женщина рассказала ей о Тонге.

— Но чем он может мне помочь? – удивилась Ву.

— Скорее всего, ничем, — ответила женщина, — но хоть на душе легче станет.

Она ошибалась. Тонг, конечно, дал девочке возможность выговориться и выплакаться как следует, объяснил, что аборт делать нельзя, даже если больно будет совсем, просто потому, что это – убийство.

— Но куда же мне идти? Что делать? – спросила девочка.

— Оставайся, — выпалил Фук. И запоздалые упреки жены, высказанные в ночи на кухне шепотом, уже ничего не могли исправить. Решения он принимал быстро – и не менял. Спустя несколько дней пришла еще одна беременная, потом еще… Когда их стало семеро в домике площадью 84 квадратных метра, жена устроила скандал.

И тогда Тонг рассказал ей об обете, который дал несколько лет назад в больничном коридоре, когда она в страшных муках рожала сына.

Жена все поняла. И больше никогда не спорила с мужем. А их маленький кирпичный домик постепенно стал превращаться в приют. Дом наполнился криками, писками и вечным паром от сушащихся пеленок с подгузниками.

Порядка здесь не бывает никогда. Во дворе – целый полк разнокалиберных ботинок и ботиночек, поле циновок, заросли бельевых веревок. Ведь здесь жизнь.

Продолжение в видео:

Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
WordPress: 9.07MB | MySQL:43 | 0,207sec