Тильда Суинтон: Что я могу сказать? «Мне повезло – я не красавица»

А теперь киваете?

Т. С.:  Не киваю. Но чувствую связь и уважаю ее. Знаете, я снималась в «Выживут только любовники», фильме о тех, кто живет вечно, о вампирах. А в это время умирала моя мама. Я снималась 3 дня, прыгала в самолет и неслась в Шотландию, потом опять 5 дней и самолет… Видела, как мама умирает, и ничего не могла сделать. Не чтобы она жила. Чтобы скорее перестала мучительно умирать. Хорошо желать пожилым долгих лет жизни, когда ты молод или хотя бы в силах. А старость, глубокая старость – это такая ноша, которую тащить невыносимо. Я смотрела на маму и все думала: какую полицию смерти мне вызвать, чтобы весь этот ужас для нее кончился? А потом поняла – во мне говорит горская шотландская витальность, мой клан, выбиравший быструю смерть на поле боя. Я именно это тогда почувствовала – силу генов в себе.

А мне казалось, в подобных случаях мы думаем скорее о том, что после смерти. И надеемся, что умирающим любимым там будет лучше, легче…

Т. С.:  Мы – это не те, кто до сих пор остается в чем-то коммунистом, а значит, и атеистом. И не те, кто чувствует себя до мозга костей шотландцем, хайлэндером, горцем. Не пытайтесь спросить меня о вере. Бог… Мой бог снимает мультфильмы. Его зовут Хаяо Миядзаки. Он почти бог и в нашем доме. Потому что доказывает: искусство сильнее физики. Потому что создает невероятный мир. Не идеальный, в нем есть и смерть, и лишения, и страдания, но такой полный, будто это мир, альтернативный нашему, реальному. Если я буду в коме, просто сыграйте для меня музыку из «Мой сосед Тоторо»… Голубое небо, облака и эта музыка… Или из «Ветер крепчает»… Кимоно и зонтик удаляются по аллее – художница умирает от туберкулеза… музыка… И я сразу очнусь.

Подкладка из шотландки

Кэтрин Матильда Суинтон родилась в 1960 году в Лондоне, но выросла в Шотландии, где находится родовое гнездо ее отца. Не только ее внешность, но и многое в характере объясняется ее «шотландскостью» – в том числе крайнее свободолюбие и желание преобразовать мир, уверена сама Суинтон. Так, после многих лет активного членства в компартии Суинтон присоединилась к Шотландской социалистической партии, выступающей за независимость Шотландии.

По тем же причинам в кино она дебютировала у яркого представителя современного искусства Дерека Джармена («Караваджо», 1986) и до сих пор считает своим лучшим фильмом «Орландо» Салли Поттер (1992), в котором сыграла героя-метафору, меняющего пол в ходе своей многовековой жизни. Суинтон – основатель сети передвижных киноустановок, доставляющих кино в отдаленные места Шотландии. А также активный участник перформансов, самый громкий из которых, The Maybe («Возможно») Джоаны Скэнлан, она представляла в ряде музеев Европы. Личная жизнь актрисы тоже далека от стереотипов – известны лишь два ее партнера. Многолетние отношения связывали ее с земляком-драматургом Джоном Бирном, отцом ее близнецов Онор и Ксавье, родившихся в 1997 году. На протяжении последних семи лет ее бойфрендом является новозеландский художник Сандро Копп.

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...
WordPress: 9.1MB | MySQL:43 | 0,212sec